Об арийстве мнимом и реальном

Автор статьи - д.и.н. Н.Р. Гусева(21.03.1914 — 21.04.2010)

Автор статьи — д.и.н. Н.Р. Гусева(21.03.1914 — 21.04.2010)

Индуизм – это религия индийцев: её исповедует 52% населения страны (свыше 12% мусульмане, остальные – сикхи, христиане, джайны, буддисты и приверженцы так называемых культов племен). Корни индуизма глубоки и многоплановы. Один из его истоков следует искать в верованиях древнейшего населения Индии, создавшего в V-IV тыс. до н.э. в северо-западных областях страны развитую городскую цивилизацию, известную как цивилизация долины Инда, или цивилизация Хараппы. Хараппа – это один из её центров, другим, не менее прославленным, был город Мохенджо-Даро.

Индийские археологи почти случайно наткнулись на следы этой древней культуры – обратили внимание на то, что крестьяне окрестных деревень у русла реки Инд используют для строительства крупные обожжённые кирпичи, и стали искать источник этого материала. И нашли: скрытые под слоями песка развалины городов. Это было сенсационное открытие. Оно потрясло мировую научную общественность. В 1920-х годах раскопками занялись английские учёные, располагавшие широкими возможностями проводить эти работы на земле колони. Раскопки продолжались и до 1947 г. (т. е. до обретения Индией независимости) и идут вплоть до наших дней. В них широко включились археологи Индии и Пакистана и учёные стран Запада – американцы, итальянцы, финны, французы.

Миру открылись города с чётко распланированными улицами, двух- и трёхэтажными домами, развитой системой подземных водоотводов и керамических труб водопровода, подающего воду в ванные каждого этажа. Открылась и картина ирригационных сооружении и разветвлённой сети каналов на полях. Найдены в огромном количестве глиняные, каменные и бронзовые печати и таблицы с изображениями животных – горбатых быков-зебу, буйволов, слонов, тигров, крокодилов, деревьев и, гораздо реже, людей, а также изделия ремесленников – ювелирные украшения, расписные обломки керамических сосудов и т. п. Обнаружено множество знаков древнейшей письменности, которые до сих пор не расшифрованы, несмотря на пристальное к ним внимание лингвистов, сконструировавших даже специальные для этой письменности компьютерные программы. Не будем здесь останавливаться на ничем не доказанном утверждении российского автора Г. Гриневича, заявившего, что он всё это расшифровал и выяснил, что в долине Инда жили славяне и говорили, соответственно, на славянском языке (Г. С. Гриневич. Праславянская письменность. Результаты дешифровки, М., 1993).

Так кто же жил в долине Инда? Кто создал эти города, эти бронзовые изделия, статуэтки и таблицы? Кто развил это цветущее сельское хозяйство, развёл стада этих быков? Кто, наконец, строил корабли, изображения которых тоже найдены были на таблицах, и кто и куда плавал на этих кораблях? Как выглядели эти люди, и каким богам они молились?

Вопросы, вопросы. И лишь на некоторые из них были найдены ответы. Прежде всего о людях: судя по найденным изображениям, а также по костным останкам, создатели этой цивилизации относились к тем расовым типам, которые определяются антропологами как австралоидный, негро- австралоидный и дравидоидный – их потомки живут и в современной Индии (то эти антропологические черты выявляются рассеянно в среде разных народов страны, то чётко выражаются в среде дравидов, населяющих юг Индии и север Ланки-Цейлона).

Все эти расовые типы характеризуются тёмной окраской кожи и очень тёмной радужной оболочкой глаз, почти чёрными, круто волнистыми или курчавыми волосами. Для австралоидов и негро-австралоидов характерны также широкая приплюснутая форма носа, полные губы и, часто, выступающие вперёд зубы. (Судя по вышеупомянутой книге Гриневича, так выглядели предки славян. Но почему-то, вопреки всем законам генетики, на нас с вами этот тип не прослеживается, так что согласиться с утверждением её авторов никак не представляется возможным).

О религии жителей региона цивилизации Инда судить трудно. Найдена печать с изображением человека, сидящею в йогической «позе лотоса» и имеющим головной убор с рогами. Признано, что это бог Шива, считающийся в Индии «отцом йоги» и покровителем быков. Найдены и изображения тех деревьев, которые и сейчас почитаются индийцами как священные, да к тому же широко используются в народной медицине.

Частые изображения быков-зебу говорят, видимо, и о том, что с этим животным могло быть связано и культовое почитание – ведь вплоть до наших дней индусы признают зебу священным животным (широко известен культ священных коров). Обнаружены и хорошо сохранившиеся остатки обширного городского бассейна со сходящими в него ступенями, что точно совпадает с традиционными бассейнами при индусских храмах, особенно характерными для дравидийской южной Индии.

Итак, ученые пришли к выводу, что именно из тех далёких веков, из той давней жизни вошли в развивающийся индуизм четыре культовых формы: поклонение богу Шиве, священным быкам (коровам), деревьям и воде. Считают также, что датируемые несколько более поздним временем находимые на севере Индии статуэтки женщин с гипертрофированно подчёркнутыми бёдрами и грудью следует возводить к известному в те же далёкие века культу богинь-матерей, который повсеместно распространён в среде всех приверженцев индуизма и в наше время. Можно признать что пятой наидревнейшей культовой формой является почитание богинь, сохранявшейся в течение тысячелетии в религиозных представлениях потомков древних создателей цивилизации Инда.

Эта цивилизация пришла в упадок к концу III — первой половине II тыс. до н.э. и была заменена новыми формами культуры, хозяйства, социальных отношений. Оборвались связи (как сухопутные, так и морские, судя по найденным изображениям кораблей) с другими странами Древнего Востока – Шумером, Аккадом, Араттой, Месопотамией – население которых тоже относят к аналогичному древнеиндийским негро-австралоидному и дравидоидному расовым типам, которые прослеживаются вплоть до областей северо-восточной Африки (французская школа востоковедов дала ему определение «дравидийского моста»).

Что было причиной или, точнее, причинами этого упадка, а затем и гибели древнейшей цивилизации? Большинство учёных сходится на признании двух основных причин: 1) Наступившей многовековой засухи вследствие того, что река Инд изменила своё русло и ушла в сторону, и 2) приходу в страну племён кочевников-арьев, рассеявшихся по всей северо-западной и северной Индии, начиная именно с указанного времени.

Теперь остановимся на арьях. Кем они были и откуда пришли? Все литературные памятники Индии и ряд традиционных установлении говорят о том, что пришли они с северо-западных (по отношению к Индии) земель. И были они людьми европеоидного расового типа, т. е. светлокожими, русоволосыми и обладающими прямыми носами. Последнее подчеркивается в сказаниях индоарьев, где местные жители, встреченные ими в Индии описываются как «анаса» и «анасика» — «без носов (носиков)», что и говорит об их упоминавшейся выше плосконосости. С их внешнего облика были также «срисованы» и черты враждебных арьям демонов (ракшасов), постоянно фигурирующих в эпосе арьев, – чернокожесть и выступающие зубы.

С боями, а равно и с установлением мирных контактов – вплоть до заключения взаимных браков (как в среде кшатриев – воинской прослойки арьев, так и в среде вайшьев – их трудового слоя) продвигались арьи вглубь индийской земли, постепенно оседая на ней. Создавались ранние государства, развивался рабовладельческий строй (причём в ряды рабов попадала масса представителей доарийского населения), осваивались и развивались новые формы хозяйства с учетом местных условий и связанных с ними приёмов и традиций, – словом, складывалась жизнь нового смешанного общества.

Смешанного не только в смысле физического смешения, которое шло всё активнее и захватывало всё более широкие социальные слои, но и в смысле соединения, синтезирования, взаимопроникновения культур, религиозных представлении и правовых норм арьев и доарийских народов. Складывались новые общественные институты, создавался расширенный пантеоп богов и новые о них представления – развивалась религия индуизма, призывавшая к равному преклонению как перед богами, привнесёнными арьями, так и перед божествами местных народов, а также освящавшая те семейно-бытовые и правовые отношения, которые формировались в новых условиях жизни этого смешанного общества.

В высокие социальные слои арьев – жрецов-брахманов и воинов-кшатриев зачислялись жрецы и воины доарийского происхождения, причём обе «национальные стороны» стали считать обязательными для себя вырабатывавшиеся в очень сложной жизненной практике новые условия и права.

Именно по этому пути пошло сложение так называемой ведической культуры, получившей своё название в науке от слова «веда», т. е. от наименования четырёх Вед – устных сборников гимнов, молитв, заклинаний и правил жертвоприношений, принесённых в Индию арьями и внедряемых в среду местных народов арья-брахманами. Главным из этих сборников является Ригведа («Веденье речи»), сложение которого завершилось уже в Индии к концу II тыс. до н. э. Представители новообразованного смешанного слоя индийских брахманов оценивались (как оцениваются и до сих пор) по степени знания Ригведы и умения применять её гимны в нужное время и при проведении соответственных церемоний.

Слияние Шивы (тёмнокожего доарийского божества, которому брахманы придали белый цвет) с Вишну (божеством арьев, представленном в форме воплощения чёрного Кришны)

Слияние Шивы (тёмнокожего доарийского божества, которому брахманы придали белый цвет) с Вишну (божеством арьев, представленном в форме воплощения чёрного Кришны)

Итак, Веды. Кто, когда и где их создавал? Откуда арьи пришли в Индию и где складывались наиболее древние гимны Вед? Вот на этом теперь следует остановиться подробнее, ипрежде всего из-за того, что за последние два-три десятка лет разросся, как лесной пожар, процесс импорта к нам индуизма с самыми различными и, главное, неправомочными толкованиями его истоков, и его смысла, и его предписаний. Появилось много самозванных проповедников и «гуру» (учителей), внедряющих – как во имя собственных увлечений, так и, главное, во имя заработков – институты и правила индуизма, наделе им или совершенно незнакомых или знакомых понаслышке. Поучают йоге, часто обманывая и даже калеча доверчивых людей, поучают религиозным представлениям и правилам веры, черпая их но своему выбору часто из взаимно различающихся источников или описании индуизма, случайно попавших в руки, а то и с чужих слов. Следует сказать, что «в мир» выехало и немало индусов, основывающих секты в других странах и преподающих в них учения, свойственные именно тем сектам, к которым сами эти проповедники принадлежат на своей родине – а там этих сект видимо-невидимо. Экзотичность и новизна их проповедей иногда привлекают к ним множество последователен, что связано и с немалыми для «гуру» доходами. Ярким примером этого может послужить новое учение кришнаизма, распространявшееся и США приехавшим туда из Индии почитателем Чёрного бога Кришны и разнесённое оттуда по другим странам включая и нашу, где много добровольцев занимаются пропагандой американского варианта этого учения и ссылаются при этом на авторитет и слова первого его экспортёра в США Свами Прабхупады, выходца из кришнаитской секты бенгальских брахманов среднего ранга.

В сложившейся в Индии смешанной религии индуизма и в его преданиях можно почерпнуть любые толки и сюжеты, а затем трактовать их тут по- разному применительно к своему пониманию и, что чаще, своим интересам. Так у нас стало распространяться и учение тантризма, возникшее в индуизме в результате усвоенного им культа богинь-матерей, свойственного доарийским народам: оно связано с жертвоприношениями богиням (причём тоже чёрным, как и Кришна, то есть отражавшим в Индии облик создавших их народов) и с поеданием мяса, возбуждающих приправ, с питиём опьяняющих напитков и, в завершении, с оргиастическими половыми сношениями, якобы угодным богиням. У нас уже практикуются разные формы тантризма – видимо, в зависимости от степени духовного распада новых приверженцев, которым суть древних корней этой религии, связанная с матриархальным строем, неизвестна, да и безразлична.

В среде наших почитателей индийской религии постоянно используются такие слова, как «ведическая культура», «ведические нормы», «ведическая духовность» и даже «ведическая диалектика», но почти никто из их числа не знают Вед и не вникал в историю создания ведической литературы, на которую многие ссылаются. Выше уже говорилось, что эта литература, как и «ведическая культура» создавалась и складывалась в Индии (как и значительная часть самих текстов Вед) после прихода туда арьев, и все исследователи сходятся в утверждении, что арья-брахманские установления и воззрения составляют в ней не более 1/4 всего объема. А 3/4 сложились за счёт введения в её нормы правовых предписаний и веровании доарийского населения. Поэтому ссылки на ведическую культуру или религию выглядят в нашей стране бессмысленными, так как в далёкой Индии она в своём реальном виде и объёме никакого влияния на нас оказать не могла, а прочтение нескольких гимнов Ригведы в переводе ещё не означает знания этой культуры.

Этих вкратце приведённых разъяснений ещё мало для описания распространяющихся у нас толкований индуизма, ведической культуры и, главное, использования терминов «арья, арий, арией, арийский», которые применяются безоглядно и зачастую весьма произвольно (о значении слова «арий» см. ниже). С малоизученными вопросами об арьях, о происхождении этих племён и исторических путях их передвижений по лицу земли представители научной среды стараются обращаться с осторожностью и ответственностью. Зато публицисты и те, кто плохо знаком с указанными проблемами, широко оперируют «арийскими» данными, публикуя книги и статьи, иногда носящие и спекулятивный характер, но часто отражающие и домыслы авторов на эти темы и их личные увлечения, не отвечающие реальным фактам истории.

Вспомним, к примеру, страшную войну с фашистской Германией и самооценку немецко-националистических теоретиков, утверждавших, что истинным немцем может быть назван лишь прямой потомок «арийцев», а славяне должны быть причислены к низшим расам. Посмотрим, чего стоит это противопоставление и кто исторически стоял ближе к древним арьям – предки немцев или предки славян (не будем здесь останавливаться на других европейцах).

По данным антропологии, т. е. науки о физических, расовых чертах и признаках народов, скифы, безоговорочно признаваемые прямыми потомками арьев (их ираноязычной ветви), стоят очень близко именно к славянам, а не к германцам, а это уже ставит под вопрос степень «чистого арийства» немцев.

Известный наш учёный Т.И.Алексеева, глубоко и разносторонне исследовавшая проблему формирования славян по данным антропологии, приходит к выводу, что «формирование черт, присущих древним славянам, относится к глубокой древности», и что при соотношении антропологических признаков славян и германцев выявляются заметные разграничения этих групп: «В ряду колебаний этих соотношений германцы и восточные славяне занимают диаметрально противоположное положение» (Т. И. Алексеева. Славяне и германцы в свете антропологических данных. Вопросы истории, №3, 1974).

Не менее важны для историков факты языка и языковой близости. И обратившись для начала этого раздела снова к скифам, приведём слова известного нашего лингвиста В. И. Абаева: «…по количеству и весу скифо- славянские изоглоссы далеко превосходят сепаратные связи скифского с любым другим европейским языком или языковой группой» (В.И. Абаев. Скифо-вропейские изоглоссы. М., 1965).

Приведем и крайне ценные утверждения академика О. Н. Трубачёва, важные для данной небольшой работы: «Выявление наукой замечательного свойства языка – изменяясь, оставаться самим собой – помогает раздвинуть рамки познаваемой истории. Свидетельства языка неоценимы и в области изучения прошлого славян». Снова отметим, что часть древнеарийской лексики вошла в словарный запас славянских языков, равно как и в скифский язык и возможно, что и некоторые слова через скифов попали к славянам. (Запомним – некоторое, недалеко не все из числа сходных и сопоставимых слов в славянских и арийских языках).

А наибольшее количество таких слов насчитывается именно в славянских языках и – что очень интересно – в местных говорах и диалектах, которые, по словам академика Ф. П. Филина, «не обязательно моложе языковой основы, к которой они относятся» (Ф. П. Филин. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Ленинград, 1972). И обилием этих разнообразных словарных схождений славянские языки далеко превосходят все западноевропейские.

Многие учёные; начиная уже с конца 18 века, выявили наличие сходных и даже одинаковых слов в славянских языках – в частности, в русском – и в древнейшем, известном науке по Ведам: языке арьев – санскрите, как в его ведической, так и в классической (развившейся уже в Индии) формах.

Бык-единорог на печати из Хараппы

Бык-единорог на печати из Хараппы

Не будем вникать во все славянские языки, а скажем лишь, что русский не только в словах, но и в способе написания как в приёме передачи произношения (но не в графике) действительно может легко быть сопоставлен с санскритом: и там и тут «как пишется, так и читается» (санскритский алфавит отличается, в основном, наличием придыхательных согласных). Небольшие словарики приведены в сборнике «Древность: Арьи. Славяне». М., изд. «Палея», 1996: см. также Н. Р. Гусева, Индуизм. Изд. РАН. Институт Этнологии и Антропологии. М., 1995).

Где могло возникнуть такое сходство? Ответы на этот вопрос носят весьма разветвленный характер и находятся на стыке сопоставления с санскритом других европейских языков, а отсюда и вопросом о корнях народов, говорящих, как и индо-арьи, на языках, известных в науке под названием индоевропепкой семьи. Ведь, как говорится, — где Индия, а где Европа?

А языковая семья общая. Значит, и корни общие? Да, общие. Но где и когда они сложились?

Надо сразу сказать, что неправы те, кто занялся поисками прародины индоевропейцев, а также «прародины» арьев. Неправы они уже потому, что слово «прародина» следует писать только в кавычках, ибо в самой глубокой древности, в те века, когда племена только начинали формироваться, а человеческие коллективы являли собой лишь разрозненные семейные или родовые группы, непрерывно бродившие по охотничьим и рыболовным угодьям, ни о какой прародине не могло быть и речи. И формировались многие племена так сказать «на ходу» из сливавшихся воедино нескольких взаимно сближавшихся групп. Места длительной оседлости этих первоплемён неизвестны.

В процессе поисков «прародины» некоторые пытаются привести индоевропейцев из стран Передней Азии, о расовом типе населения которых упоминалось выше, но ведущие наши учёные решительно отвергают эту мысль (см., напр., Э. А. Грантовский. Ранняя история иранских племён Передней Азии, М., 1970), некоторые ведут их из Средней Азии или даже с Гималаев, но всё это не находит себе достаточно убедительных научных доказательств: нет оснований, например, связывать происхождение европеоидного расового типа с очагами формирования дравидов, семитов или монголов.

Науке достоверно известно, что семья индоевропейских языков должна была сложиться в условиях длительных взаимоблизких исторических контактов предков тех народов, которые на этих языках говорят.

В 19 веке зародилась новая научная теория, известная под названием полярной, или арктической. Она связывает близкое сосуществование предков индоевропейцев с приполярными областями Восточной Европы. Наибольшего числа приверженцев обрела книга американского историка В. Уоррена (выдержавшая 10 изданий, последнее — в Бостоне, в 1893 г.) «Найденный рай, или колыбель человечества на Северном Полюсе».

Вторым по времени, более глубоким и доказательным последованием, стал труд известного индийского учёного Б. Г. Тилака «Арктическая родина в Ведах» (последнее издание — г. Пуна, 1956 г.), написанный на английском языке и ставший сразу объектом внимания учёных во многих странах.

Будучи глубоким знатоком санскрита во всех его формах, Тилак выявил в Ведах, эпосе и в более поздних памятниках создававшейся в Индии ведической литературы много указании на явления арктической природы и прямых воспоминаний об этих областях, привнесенных в памятники устной, а затем и письменной литературы предками индоарьев.

Всеми серьёзными историками признано, что арьи пришли в Индию из Восточной Европы, т. е. с проторусских земель. Последними районами их пребывания здесь были причерноморско- прикаспийские степи, где они вели жизнь кочевых скотоводов, частично используя земледелие в качестве вспомогательной формы хозяйства. Длительный засушливый период заставил их двигаться к востоку в поисках пастбищ (конец III – первая половина II тыс. до н. э.), и, волна за волной, они стали появляться на землях северо-западной Индии.

По арктической теории, племена арьев долго жили в глубочайшей древности в приполярных областях, откуда они и пронесли по земле многие гимны Ригведы, и свои общественные институты. Там же рядом или по соседству, а возможно и вперемешку с ними, жили предки славян. В этих же областях складывались некоторые первоплемена и других индоевропейцев.

Русские учёные считают, что в те века, когда ледник отступал к северу с земель Европы, за ним по обводнённым пастбищам двигались травоядные животные, за которыми, в свою очередь, шли группы (вероятно семейные или семейно-родовые) охотников, а по рекам, возможно, продвигались и рыболовы. Когда ледник (в XIV-XIII тыс. до н. э.) сполз в Ледовитый океан, климат планеты заметно потеплел и, как указывается в книгах климатологов, почвоведов и ботаников, на землях северного побережья произрастали хвойные и лиственные леса (в XII-X тыс. там был «пик берёзы») и обильные травы.

Сложились хорошие природные условия для жизни человека, а поскольку, как установлено геофизиками, полюс был смещён в силу прецессии земной оси, и температура воздуха была выше, чем с начала нового похолодания в VIII-VII тыс. (что, кстати, не помешало людям жить в этих областях вплоть до сегодня), хозяйственная и социальная жизнь обосновавшихся там складывавшихся племён индоевропейцев развивалась по естественно-историческим законам.

Описание реалий природных явлении арктических земель выявлены Тилаком и другими индийскими санскритологами и в Ригведе, и в других памятниках, комментирующих Веды, и в преданиях и эпосе древней Индии. Эти описания нигде на юге зародиться не могли – таков единственный итог ознакомления с этими исследованиями. Равным образом и в Авесте – памятнике ираноязычных арьев, чётко описана страна, где зима длится 10 месяцев и где снег, ветер и холод. Там же указан и путь к югу (в переднюю сторону к солнцу, когда восток будет с левой руки, а запад с правой), и счёт ведется не летами, а зимами, как и в Ригведе.

Уходя к югу в поисках новых земель для разрастающихся человеческих коллективов и новых пастбищ для скота они продвигались в основной своей массе по Восточной Европе. Часть складывавшейся арийской близкоязычной общности, а именно те арьи, язык которых считает иранским, были самой восточной волной всех этих племен и двигались вдоль западных и восточных приуральских земель – следами их пребывания у восточных отрогов Урала являются открытые не так давно остатки их городищ, именуемых комплексом Синташты (включая и Аркаим, вызвавший волну ажитации в среде искателей связей с космосом и гадателей, о чём у нас немало писали). Широкую известность в мировой науке получили монографии: Генинг В. Ф., Зданович Г. В., Генинг В. В. Синташта. Археологические памятники арийских племён Урало-Казахстанских степей. (Челябинск, 1992) и: Е. Е. Кузьмина. Откуда пришли индоарии? (М. 1994).

Индоязычная часть древних арьев продвигалась к югу вероятно по близким или общим со славянами путям. Часть индоевропейцев и славян в их числе обошла с юга Балтийское море и расселилась затем по Западной Европе, другая часть, вместе со славянами и арьями достигла берегов Чёрного моря, и здесь в V-IV тыс. до и. э. возникла на северо-западной части побережья хорошо изученная культура Триполья, в создании которой участвовали и предки славян, и предки жителей Южной и Центральной Европы. Арьи в эту эпоху рассеялись по южнорусским степям, по Крымскому полуострову и в Приазовье. Они не создавали оседлых культур, ведя образ жизни кочевых скотоводов. В названиях рек и ряда мест в указанных областях остались их следы, что подробно проанализировал академик О. Н. Трубачёв (Названия рек Правобережной Украины. М., 1968; Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в Северном Причерноморье. Вопросы языкознания, № 6, 1977).

Из среды всей массы древних индоевропейцев только арьи были кочевыми скотоводами, и, как уже говорилось, земледелие играло в их хозяйстве лишь подсобную роль – около своих 2-3 годичных стоянок они сеяли в основном ячмень и просо. Наши авторы, а чаще публицисты, слишком любят широко использовать слово «арья, арий» и разные производные от него, превознося их цивилизационную роль в истории народов Европы и переводя это слово как «благородный, высокий духом». Название «арья» упоминается в Ригведе около 60 раз, и нигде не подчеркивается ни благородство, ни высокая духовность арьев, а повествуется об их войнах, жертвоприношениях (кстати с указаниями на принесении в жертву человека и многих животных), об их бесчисленных просьбах к богам о помощи, о дарении богатств, о размножении стад и о рождении сыновей. В санскрите слово «арья» производится от корня «рь» «бродить с места на место, кочевать, быть хозяином» — и только эти значения известны. Все остальные расшифровки и оценки, распространённые в нашей печати, являются чистейшими вымыслами, и пора бы уж перестать применять эти слова столь произвольно и безответственно.

Тут для примера уместно указать на ошибочные трактовки «арийских начал» в работах украинского археолога Ю. А. Шилова. Он очень широко оперирует всеми индийскими терминами применительно к Украине. Будучи трудоспособным работником, он приложил большие усилия при многолетней раскопке курганов, но в объяснения их формы и находимых в них предметов вкралось много неправомерных оценок, вызванных незнакомством с языками, историей, религией и культурой Индии и стран Древнего Востока.

Хотелось бы надеяться, что поток подобных публикаций вскорости иссякнет – они вредны и для науки и для распространения в широких слоях общественности правильных знаний, взглядов и оценок.

О значении слова «АРЬЯ»

О значении слова «АРЬЯ»

Слово «арья» в поздней ведической литературе употребляется в смысле «почитаемый, высокочтимый» применительно к трём сословиям (варнам) арьев — брахманам, кшатриям и вайшьям — для отграничения этих групп от сословия шудр (слуг) и от всего доарийского населения Индии. Шудра в составе арийского общества и темнокожие местные жители считались «низкими», и брахманы разрабатывали законоуложения, направленные на запрет смешения этих «низких» с тремя первыми сословиями, которым было присвоено звание «высоких» и «почитаемых». Почти всем человеческим коллективам свойственна тенденция к самовозвеличиванию (по формуле «мы — не вы, мы — лучше вас»), так что арьи, по сути дела не являлись исключением из этого правила.

Учёные из стран Запада стали в XVIII-XIX веке использовать в переводах древнеиндийских памятников слово «благородный» как некий синоним слова «почитаемый», хотя в Ведах оно в этом значении не встречается, и в этом неправильном смысле перевод слова «арья» проник и в русские исследования и даже в некоторые словари. Путаница в применении термина «арья» встречается и во многих терминологических пояснениях. Можно привести, например, попытку Р.Т.Гриффида (Переводчика Ригведы на английский язык. 1889 г.) объяснить одно из им`н Агни, арийского бога огня, Арьяман, как «носителя черт благородства», т.к. в пятой книге Ригведы (гимн. 3) говорится об Агни как о соединителе новобрачных (имеется в виду древнейший обычай арьев заключать брак перед огнём костра), и это же слово («арьяман») употребляется в языке как название свадебного дружки или свата, тоже играющего роль соединителя молодых. А значит, приходит исследователь к выводу, такую роль мог играть только человек благородный, не имеющий нечистых намерений по отношению к девушке, поэтому в этом термине частица «арья» должна переводиться как благородный. Некоторые полагают, что слово «арья» связано в санскрите с глагольным корнем «ар» — «пахарь», и означает, соответственно, пахаря, земледельца. Мало того, что это абсурдно с точки зрения истории — земледелие как основное занятие было всегда свойственно лишь оседлым племенам, а арьи, часто упоминающиеся в Ригведе, были кочевыми скотоводами, но и корня «ар» в упомянутом значении в санскрите нет.

Обратимся к словарям и первоисточникам: М.Монье-Вильямс, Санскрито-английский словарь (Оксфорд, 1960). Ищем частицу «ар», как с «а кратким», так и с «а долгим» (об этой специфической особенности санскрита забывать нельзя) и перечислим все имеющиеся термины в этой последовательности: 1) «ар» — отсутствует; «ара» — быстрый, идущий, спица, колесо; «арин» — «колесо, диск»; «арья» (от корня «ро/ри» — двигаться, бродить по, стремиться, достигать, атаковать, повреждать, упрочить, повышать голос») — милостивый, привязанный к, хозяин, владыка, вайшья (т.е. член третьего сословия). 2) «ар» (с «а долгим») — прославлять, помещать, приближать, достигать, •устанавливать, наносить удар, влиять; «арья» — уважаемый, преданный религии, член трёх первых сословий, владелец, вайшья. Это слово легло в основу ряда образований, как например: «арьян» — подобный арьям по поведению, уважаемый; «арья-веша» — по одежде подобный арьям; «арья-юван» — юный арья; «арьяврата» — соблюдающий законы арьев; «арья-стри» — женщина из трёх высоких сословий; «арьядхаман» — «дом (земля) арьев» и т.п.

Интересны с точки зрения социально-исторических «привязок» и уточнений термина «арья» те данные, которые содержатся в сводном справочнике А.А.Макдонелл, А.Б. Кит, Ведический индекс имён и предметов (Лондон, 1912 — Дели, 1982): по трактовке индийского комментатора Вед Махидхары, слово «арья» (с «а долгим») значит «вайшья». Но в других памятниках оно трактуется шире — как любой член племени арьев или, что чаще, как член трёх первых сословий в противопоставлении к «низким» шудрам. Тогда всё же оно относится только к вайшьям. Встречаются и слово «шудра-арья», но видимо, оно определяет противостояние «низких» и «высоких»: о таких конфликтах повествуется в книгах-Брахманах и в правовых трактатах. Издревле упоминаются и войны арьев с арьями, а также арьев с аборигенным населением.

В одной из недавних публикаций, в статье С.Махдихассана «Точный смысл слов Арья и Арьяман в Ригведе» («Журнал Центральной Азии»,т.1Х, №2, Исламабад, 1986), указывается, что в Авесте эти слова имеют формы «айрья» и «айрьяман» и несут тот же или близкий смысл. Автор делит историю племен арьев на три периода: охота, пастушеское скотоводство, кочевое скотоводство, считая, что к последнему периоду следует относить создание Вед и некоторых Брахман. Ссылаясь на известного исследователя Вед Ф.Макса Мюллера, он указывает, что Ригведа предписывает трём первым сословиям носить разнящиеся шкуры: для брахманов — чёрной антилопы, для кшатриев — оленя, для вайшьев — козы, а далее пишет, что древнейшие указания на разницу в одежде периода охотничей жизни пережиточно сохранились в предписаниях надевать священный шнур (на тело посвящаемых мальчиков трёх первых сословий) из разных материалов: брахману — из травы мунджа, кшатрию — из жильной тетивы и вайшье — из овечьей шерсти, причём именно к этим трём группам в течение ряда тысячелетий относится название «арья»; и нигде ничего не говорится о пахоте — ни в Ведах, ни в Авесте. И лишь перейдя к земледелию, арьи-крестьяне стали называть себя новым словом «кришти» — от корня «карш» — пахать. В Индии земледельцы, происходящие из трёх «высоких» сословий, придерживаются их древних регуляций и считаются арьями, что к морально-этическому понятию благородства не имеет отношения.

Завышенная самооценка свойствена захватчикам и завоевателям, что приводит к требованию особого к ним уважения со стороны теснимых и побеждаемых. К этим категориям восходят и понятия о «высокочтимости» всех членов трёх новых сословий арьев, внедрявшиеся чины — и главным образом арьяб-рахманами — в суждения и представления доарийского населения.

На Западе, как известно, благородство приписывалось высшим классам общества, и обращение «ваше благородие» с нравственным благородством не отождествляется. Поэтому в наших публикациях следует решительно отойти от описаний арьев как неких носителей благородства, а такими описаниями, упоминаниями и ссылками бывают подчас перенасыщены статьи наших радетелей мнимого арийства.

Доктор исторических наук Наталья Романовна Гусева, журнал «Наследие предков» №4, Москва, 1997 г.

Скачать журнал целиком можно по этой ссылке: Наследие предков №4, М.: 1997

Leave a Comment

Защита от спама * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.